Новости

18.08.2017

День шахтера

День шахтера, который в этом году отмечается 27 августа, один из старейших профессиональных праздников. Он был учрежден в 1947 году, на десять лет раньше Дня металлурга. Это само по себе знаменательно, поскольку свидетельствует, каким уважением и почетом шахтерский труд издавна пользуется в нашей стране. Говоря о шахтерах, мы, конечно, имеем в виду всех горняков – и тех, кто работает под землей, и тех, кто занят открытой добычей, поскольку каждый из вас причастен к важнейшему делу обеспечения сырьевого фундамента российской промышленности. От устойчивого состояния и успешного развития горнодобывающей отрасли зависят два ключевых сектора экономики – топливно-энергетический комплекс и черная металлургия.

В истории отрасли было немало выдающихся свершений, рекордных показателей и примеров героического труда. Горняки не раз доказывали, что умеют справляться с любыми вызовами.

Сегодня хотелось бы обратиться к одному из самых сложных для отечественной горной промышленности периодов, связанному с событиями накануне и сразу после распада СССР. Испытания, которые пришлось пережить коллективам разрезов и шахт, были вызваны общим коллапсом экономики. По всей стране останавливались предприятия, катастрофически падали объемы производства, прекращались поставки. Но именно шахтеры, как никто другой, ощутили на себе тяжелейшие последствия глубокого кризиса государственного управления, разрыва хозяйственных связей и краха финансовой системы. Многочисленные потребители – от сельских и городских районных котельных до крупных теплоэлектростанций, коксохимических производств и металлургических комбинатов – по-прежнему нуждались в угле, но система централизованного снабжения уже не работала, а рыночные отношения еще не сложись.

Угледобывающим предприятиям и руководству угольной промышленности пришлось самостоятельно искать выход из тупика и в каком-то смысле заново определяться с направлениями своей деятельности, на принципиально новой основе выстраивать отношения с потребителями. Не менее сложно было преодолевать противоречия, накопившиеся в самой отрасли. Обстановка на предприятиях была сильно накалена, о чем свидетельствовали шахтерские забастовки, прокатившиеся в 1989 году по Кузбассу и затронувшие другие регионы. Это были первые массовые выступления трудящихся в Советском Союзе, и они серьезно встревожили партийное руководство. Надо было реагировать на те справедливые в целом требования, которые шахтеры предъявили к государственным организациям в части защиты своих прав, оплаты труда, гарантий безопасности на производстве, улучшения продовольственного снабжения и условий жизни в шахтерских поселках. Меры, оперативно принятые руководством страны, помогли сбить волну протестов но, к сожалению, оказалисьполовинчатыми и не затронули фундаментальных проблем, которые лишь усугубились с приходом новой власти, приверженной идеям экономического либерализма.

В начале 1990-х годов ключевые посты в правительстве России заняли люди, не имевшие практического опыта управления предприятиями, да и вообще далекие от любого производства. За образец они брали западные модели и на перспективы отечественной угледобычи смотрели исключительно под углом той политики, которую в отношении английских шахтеров проводила Маргарет Тэтчер, санкционировавшая массовое закрытие шахт. Но сравнивать Англию и Россию, конечно, было нельзя, принимая во внимание огромные различия в структуре экономики, в географии размещения производительных сил, с учетом социальной значимости горных предприятий, тем более что угледобыча была и остается градообразующей отраслью для многих регионов Западной и Восточной Сибири, Урала, Севера европейской части страны.

России удалось избежать катастрофического сценария, поскольку в оценке перспектив базовых отраслей все-таки возобладали здравые подходы. Реорганизация угольной промышленности была проведена на рыночных принципах, но с пониманием реальной ситуации на предприятиях и с учетом всего сложного комплекса факторов, требований и проблем. Решающую роль в этих процессах, на мой взгляд, сыграло появление в сфере угледобычи негосударственных структур и нового класса собственников, пришедших к управлению угольными шахтами и разрезами. В своей деятельности они ставили долгосрочные цели и стремились все вопросы решать на основе профессионального подхода, будь то формирование технической политики, выработка экономической стратегии или выполнение социальных обязательств. Особенно хотел бы в этой связи отметить консолидирующую работу, проводившуюся крупнейшей отраслевой организацией «Росуголь», которую возглавил Юрий Николаевич Малышев – руководитель с большим управленческим опытом. Под его началом компания «Росуголь» подготовила необходимые решения, которые в итоге позволили преодолеть имевшиеся противоречия и привели к улучшению деятельности угледобывающих предприятий.

Главное, что удалось сделать, были восстановлены связи с ключевыми потребителями угля – энергетиками и металлургами. В дальнейшем, в результате консолидации производственных активов и развития интеграционных процессов, шахты и разрезы, отрабатывающие запасы коксующихся углей, перешли под управление металлургических холдингов, а предприятия по добыче угля для энергетики вошли в структуру компаний топливно-энергетического комплекса или стали их постоянными партнерами.

Нормализации ситуации в отрасли способствовало ее финансовое оздоровление, проведенное за счет привлечения средств из различных источников, в том числе с помощью западных банков. Оценив позитивные тенденции, складывающиеся в российской угледобыче, и видя ее неплохие перспективы, зарубежные банкиры охотно предоставляли долгосрочные кредиты.

Большую поддержку отрасли оказало принятое на государственном уровне решение предоставить предприятиям право экспорта своей продукции, что было особенно важно в условиях еще не восстановившегося спроса на внутреннем рынке. В числе этих предприятий был и крупнейший на востоке страны угольный разрез Нерюнгри. В 1994 году были проведены пробные поставки углей для коксования в Японию и Республику Корея, и до сих пор эти страны остаются потребителями якутского угля. Гарантия сбыта позволила стабилизировать работу предприятия и тем самым дала новый импульс развитию всего региона Южной Якутии. Одновременно велось строительство терминалов для отгрузки угольной продукции через тихоокеанские порты. Этот мощный транспортный комплекс на Дальнем Востоке создавался с прицелом на перспективу, и такой расчет себя полностью оправдал. За минувшие годы объемы экспортных поставок в восточном направлении значительно выросли, причем на экспорт уже идет не только коксующийся, но также и энергетический уголь, который также оказался востребованным на внешних рынках.

Многовекторный подход к реструктуризации горной промышленности, ответственное отношение к проблемам шахтеров со стороны управляющих компаний и государственных органов создали необходимые условия для того, чтобы отрасль смогла устойчиво работать и успешно развиваться.

Я слежу за конъюнктурой цен на коксующийся уголь для металлургов. Это – надежный индикатор для оценки состояния и уровня взаимодействия двух ключевых отраслей. Безусловно, стоимость угля, который покупают металлурги для производства кокса, остается важной статьей затрат в процессе получения чугуна и стали и тесно связана с ценой конечной продукции черной металлургии. В настоящее время цены на металлургическую продукцию и на коксующийся уголь вновь повысились до уровня, соответствующего реальным условиям производства и здоровым рыночным отношениям в части ценообразования.

Для горняков, занятых добычей энергетического угля, также складываются неплохие перспективы. Недавно Правительство РФ приняло программу развитие энергетики России до 2025 года. Предусмотрено, что значимость этого вида топлива в энергобалансе страны не только сохранится, но может возрасти. Если сегодня генерирующие мощности электростанций, работающих на угле, составляют 25% от общего объема генерации электроэнергии, то к 2025 году доля угля в российской энергетике повысится до 25,8–26%. Это – позитивный сигнал, который говорит о том, что государство заинтересовано в стабильном развитии угледобывающих предприятий и будет внимательно относиться ко всему, что с этим связано, включая поддержание эффективной эксплуатации шахт и разрезов, обеспечение социальных гарантий для шахтеров и безопасности их труда.

Несмотря на развитие технологий, добыча угля шахтным способом по-прежнему несет в себе немалый риск. Снижение уровня этого риска составляет предмет особой заботы государственных структур и всех, от кого зависит организация горно-шахтных работ непосредственно на предприятиях. Задача повышения безопасности охватывает обширный комплекс мер. Это – и внедрение новейшего оборудования, переход на прогрессивные методы работы, и надежная система контроля за состоянием воздуха в шахтах, и последовательное сокращение доли физического труда за счет максимальной механизации и автоматизации работ, особенно на сложных и опасных участках. Хотелось бы, чтобы Россия стала лидером на всех этих направлениях, ведь люди – самое ценное, чем располагает отрасль, а их здоровье и жизнь – безусловный приоритет.

От души поздравляю шахтеров и всех работников горнорудной промышленности с профессиональным праздником. Желаю вам доброго здоровья, безопасного труда, успехов в развитии отрасли, от которой в решающей степени зависят и энергетика, и металлургия нашей страны.


Возврат к списку